Наши истории

Волчица

В тот день мы с друзьями возвращались на машине из долгой поездки. Дорога была настолько утомительной, что, когда я предложила моим попутчикам сделать остановку, размяться и перекусить, никто не отказался…

 

Первая встреча

Остановились мы возле специально предназначенного для отдыха места. Там были пеньки, грибочки, домики. Быстро накрыв стол, приступили к трапезе. И вдруг увидели собаку, которая, стоя неподалеку, внимательно за нами наблюдала.  Мы позвали ее, но она не подошла. И все попытки приблизиться к ней заканчивались неудачей – она сторонилась, пятилась назад. 

Мы быстро собрали для нее угощение, отнесли подальше от домика и отошли подальше. Только тогда собака принялась за еду. А когда я вернулась к домику, я заметила под лавкой маленького щенка. Ему было от силы полтора-два месяца. Серая шерстка поднялась на загривке, голова опущена, глаза – настороженные и перепуганные. Он явно не хотел с нами знакомиться и очень боялся людей. К счастью, никто, кроме меня, его не видел.

Когда мы поехали дальше, я заметила, что нигде поблизости нет человеческого жилья. Чем же эти животные питаются? Такими же подачками от проезжающих мимо? Но ведь еще холодно, начало весны, и пикники возле дороги устраивают далеко не все проезжающие. Значит, живут впроголодь. И крыши над головой у них нет. Получается, щенок дрожал не только от страха, но и от холода. 

Что-то в облике взрослой собаки меня насторожило, но что именно, я не поняла. У нее было поджарое стройное тело, длинные тонкие ноги. Голова — клинообразная, морда — длинная, вытянутая. Уши — стоячие, очень чуткие. Глаза — близко расположенные к переносице, с прищуром, будто с хитринкой. Кого-то она мне напоминала… Но кого? Она была черного цвета, а щенок – серый, с рыжинкой.

 

Возвращение

Домой я вернулась расстроенная. Мысли о еде и сне не шли в голову. Представляла себе, как собаке и ее детенышу холодно и голодно одним в лесу. Настроение было подавленное. Все чаще приходила мысль о том, что, судя по внешним признакам, мать уже не кормила щенка молоком. Значит, детеныш после встречи с нами остался голодным…

Прошло два дня. Еще утром, уходя на работу, не отдавая себе отчета в своих действиях, собрала в пакет больше еды. 

Весь день меня преследовали мысли о голодных животных. В конце дня со слезами на глазах рассказала коллеге историю собаки и маленького голодного щенка. А Дима мне ответил: «Чего расстраиваться без толку? Поехали!»

Как я была ему благодарна! Проехать надо было около 200 км. Трудность заключалась еще и в том, что я не очень хорошо помнила дорогу. Не буду рассказывать обо всех дорожных перипетиях, но вот, наконец, я увидела знакомую стоянку. 

Кругом был лес. Время приближалось в семи часам вечера, начинало смеркаться. На стоянке никого не было. Не было и собаки. Я еще больше расстроилась. Походила, позвала. 

Увидела ее внезапно. Она стояла в стороне и наблюдала за мной. Я пошла в ее сторону, ласково с ней разговаривая. Она стала пятиться от меня, поскуливая и прихрамывая. Останавливалась, скулила громче и куда-то вела. Я подумала, что что-то случилось со щенком и пошла быстрее. И вдруг собака повернула в сторону леса. Я поняла, что она не зовет меня за собой, а от чего-то уводит. Вернулась на стоянку, осмотрела все грибки и домики, но щенка не нашла. Поставив еду собаке, отошла к машине и стала ждать.

 

Дикий мир

Мои расчеты оказались верными. Поев, собака пошла в заросли тонких осинок кормить своего ребенка. Я тихонько следовала за ней. 

В стороне от дороги оказался маленький водоем с высокими обрывистыми берегами. Собака шла метрах в двадцати впереди меня. Вдруг под ее ногами закрутился маленький серый комочек. Он словно взялся из ниоткуда. 

Подпрыгивая и пытаясь лизнуть собаку, просил есть. Я показала Диме эту парочку. Мы обошли их с двух сторон, взяв в клещи. Собака, увидев нас, побежала в сторону леса, хромая и поскуливая. Но второй раз на ее хитрость я не поддалась. Пошла за щенком. 

Он спрыгнул с обрыва и побежал вдоль берега по узкому проходу возле воды. Я спокойно следовала за ним, уверенная в том, что он теперь от меня никуда не денется. Он бежал и ворчал, как старый дед. И вдруг пропал. Его нигде не было! Как сквозь землю провалился! 

Я посмотрела с обрыва вниз и увидела нору. Вот там он и прятался. Оглядев «находку» внимательно, я заметила, что у нее два выхода. Подобраться к ней было практически невозможно. Полоска песка между обрывом и водой была не шире десяти сантиметров. Проявив чудеса акробатики, мой спутник попытался достать щенка, но тот отошел вглубь норы и там перебегал от одного выхода к другому. Достать его было нельзя. 

Несколько раз я оглядывалась по сторонам, пытаясь увидеть собаку. Земля была покрыта ковром из прошлогодних осиновых листьев. Тоненькие осинки не могли дать ей убежище, лес был еще абсолютно голый. Но она каким-то непостижимым образом исчезала и появлялась, всегда на новом месте.

Один раз моему спутнику удалось схватить щенка за лапу, но малыш укусил его за палец, а сам, жалобно заскулив, благополучно сбежал. 

Услышав шорох, я быстро оглянулась. Сзади в нескольких метрах стояла разгневанная мать. Она не понимала, что мы хотим накормить ее детеныша, и ее поза выражала угрозу. Шерсть на загривке поднялась, губы подергивались над оскаленными зубами. Из горла доносились клокочущие звуки. 

И тут я поняла, что в ее облике меня насторожило. Это была собака-волк. Вероятно, ее отец или дед были дикими животными, да и щенок, скорее всего, был сыном волка. 

Никогда не общавшаяся с людьми, тем не менее, хорошо знавшая их привычки, она с детства жила в лесу, выросла там и родила щенков в норе, которую сама и вырыла.  Принимая подачки от проезжающих людей, она использовала их, не теряя достоинства и оставаясь дикой от природы.  

Страха не было. Появилась мысль о том, что мы здесь – лишние, нас сюда не звали. Это был их мир, их лес, их дом, их привычный уклад жизни. Поэтому они так агрессивно встретили мое желание забрать щенка и найти ему хозяина. Собака готова была «объяснить» мне, что я не права. И, уважая ее мнение, мы отступили.

Уезжала я без щенка, но успокоенная. У него была великолепная мать. У него была надежная защита. Была та, которая научит его всему, что могло понадобиться в его дикой жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *